26.10.2015

Великие авантюристы: Рено де Шатильон и Андроник Комнин

Про Рено (Рейнальда) де Шатильона (Шатийона) (1124 — 1187) , князя Антиохии и лорда Трансиордании, "волка Керака", личного врага Салах ад-Дина и многих других, доблестного крестоносца, покушавшегося на Каабу, и разбойника, вечно нуждавшегося в деньгах,  знают, наверное, все.





Но вот был у него современник, почему-то менее известный и, на мой взгляд, совершенно незаслуженно. Судите сами.

Андроник I Комнин

(11181185) – византийский император (1182–1185), последний представитель Комнинов на константинопольском престоле. Предок Великих Комнинов, правивших в Трапезунте.
Отцом Андроника был Исаак Комнин, сын византийского императора Алексея I, а матерью – по одной версии, Ирина, родственница Марии Аланской, по другой – Ирина, дочь звенигородского и перемышльского князя Володаря Ростиславовича, по третей – Катерина[1], дочь грузинского царя Давида IV, по четвертой… Само родство Багратионов и Комниных не вызывает сомнений у исследователей, но вот подробности – вопрос темный. Следует считать наиболее достоверным свидетельство Анны Комнины, дочери Алексея, родоначальника непрерывной династии Комнинов на византийском троне. Анна Комнина написала историческое произведение о царствовании своего отца - «Алексиаду», - интереснейший источник по истории Византии периода крестоносцев. Анну с детства воспитывала Мария Аланская (дочь Баграта IV, царя Грузии), жена Михаила VII. Воспитывала как невесту для своего сына. В свое время и Марию воспитывала мать жениха Марии – императрица Феодора. Это было обычаем при Византийском дворе… Правда, иногда женихи умирали или не занимали трон, но число образованных и амбициозных женщин росло. Так вот, Анна Комнина говорит, что Исаак (отец Андроника) был женат на сестре (или племяннице - в источнике греческое слово, которое может обозначать и то, и другое) Марии Аланской. В истории Византии роль Марии Аланской в утверждении на троне Комнинов неоспорима.
Присутствуют и утверждения и о том, что Мануил, сын Андронка, был женат на сестре Тамар - Русудане…
Исаак Комнин дважды неудачно пытался захватить престол… После этого он занялся благотворительностью и меценатством. Сын Иоанн (брат Андроника) перед одним из сражений с сельджуками рассорился с императором и переметнулся к врагу. Позже он принял ислам, женился на дочери конийского султана[2] Масуда I и стал прадедом вождя турок Османа I. Таким образом, завоеватель Византийской империи Мехмед II был потомком императорской династии Комнинов.

Андроник при Георгии III (отец Тамар и брат Каты-Катерины), посетил Грузию с семьей, принимал участие в некоторых сражениях грузинского царя.
После смерти правящего двоюродного брата (Мануила I) стал регентом при его наследнике Алексее II. Потом захватил власть, убив вдову императора Мануила, а чуть позже убил и Алексея II, женился на юной вдове Алексея. Начало царствования Андроника – долгожданные реформы (против «латинов»), но в итоге пришли норманны, жители Константинополя свергли Андроника и передали престол его политическому противнику – Исааку II Ангелу. Тот отдал Андроника на волю толпы… Старший сын Андроника – севастократор Мануил (от первой жены Ирины Айнейадиссы) погиб раньше отца, пытаясь исправить его ошибки. Через Мануила – еще одна версия родства с грузинским царским домом: сестра Тамары Русудан замужем за Мануилом.

Факт – то, что дети Мануила - Алексей и Давид - прибыли в Грузию к царице Тамар. Впоследствии Алексей стал императором Трапезунда, о чем я уже писала.

Но это так, общие сведения, а я обещала сравнивать.

Рено де Шатильон и Андроник Комнин были современниками, Андроник старше на шесть лет. Они ходили одними путями: Андроник был побежден армянским правителем Киликии Торозом, после чего была экспедиция Мануила в Армению, когда он разбил Тороза и переметнувшегося к нему Рено. Наши герои, по-видимому, не встречались. Как-то так получалось, что, когда один действует, другой сидит где-нибудь в неволе.

У них было много общего. 

Во-первых, в бурной биографии Андроника Комнина (1118 - 1185) есть "иерусалимская глава":

@Никита Хониат:
<Описание военных и любовных побед и предательств Андроника, причем, влюблялся он чаще всего в родственниц своего двоюродного брата византийского императора Мануила, а значит и своих, или в родственниц жены императора.Не прошло немного времени после этого случая, и уже для Андроника становится делом второстепенным и посторонним и убийства, и сражения, и войны, и звук бранной трубы, и страх, и ужас, и Арей — губитель людей: отбросив занятия военные, он посвящает себя служению Афродиты. <…> он и сам был дивно хорош собой, высок. И строен, как пальма, страстно любил иноземные одежды, и в особенности те из них, которые, опускаясь до чресл, раздваиваются и так плотно обнимают тело, что как будто пристают к нему, и которые он первый ввел в употребление. <История совращения родственницы жены Мануила Филиппы в Антиохии> Когда царь (Мануил. – Э. Г.) услышал об этом, он, словно пораженный громом, едва не онемел, и им овладели два чувства: и ненависть к Андронику за его беззаконную и преступную любовь, и желание схватить и наказать его за то, что он обманул его надежды на Армению. Поэтому он отправляет <…> человека, исполненного и разумной отваги, и твердого мужества, с тем, чтобы он принял начальство над делами в Армении и попытался вступить в брак с Филиппой. <Предприятие провалилось – и с Филиппой, и с Арменией> Между тем Андроник, страшась угроз Мануила и опасаясь, как бы его не задержали и как бы из объятий Филиппы не попасть ему в прежнюю тюрьму и не подвергнуться долговременному страданию, ушел из Антиохии и отправился в Иерусалим, вспомнив, как кошка о мясе, о прежних своих побегах и занявшись прежними проделками. А как он на все в жизни смотрел безразлично и, до безумия любя женщин, без разбора, как конь, удовлетворял свои похоти, то и здесь вступает в преступную плотскую связь с Феодорой. Это была дочь его старшего двоюродного брата, т. е. севастократора Исаака, родного брата царя Мануила, которая недавно лишилась своего мужа, незадолго перед тем управлявшего Палестиной,— славного Балдуина (III, короля Иерусалима, ум. в 1163. – Э. Г.), родом итальянца (уж не знаю, почему итальянца. - Э. Г.). Царь Мануил, получив этот новый удар, изобретал и употреблял всевозможные средства, как бы поймать Андроника в свои сети. С этой целью он послал к правителям Келесирии написанную красными чернилами грамоту, поручая им задержать Андроника, как злоумышленника и кровосмесника, и лишить его зрения. И верно глаза Андроника обагрились бы кровью и щеки его покрылись бы бледностью в узах и заключении, или даже он крестился бы кровавой смертью, если бы та грамота, писанная царской краской, попала в руки других. Но, видно, Бог хранил его на день гнева и берег для тех будущих зол, которые он и несправедливо причинил своим подданным, когда тиранствовал над римлянами, и которым сам впоследствии безжалостно подвергся,— та грамота отдана была в руки Феодоры. Феодора, прочитав ее и узнав, что готовится Андронику, тотчас же передает ему эту хартию. Андроник понял, что ему нельзя долее оставаться здесь, но надобно поспешно уходить; им овладел страх, и он стал готовиться к побегу. Но, как человек хитрый и лукавый, он к тому же совращает и Феодору; и как некогда Зевс, отвлекши Европу от круга девушек, унес ее на своем хребте, преобразившись в прекраснорогого быка, так и он, отдалив эту женщину от ее домашних и упросив недалеко пройтись с ним, чтобы проводить его и проститься с ним перед отъездом, волей-неволей увел ее и заставил вместе с собой странствовать. Переходя из страны в страну, он в своем продолжительном странствии перебывал у разных правителей и властителей и везде, где останавливался, принимаем был с почетом и уважением, находил самое роскошное угощение и получал богатые подарки… <При этом Андроник возит с собой детей и от Феодоры, и от прежнего брака> Много раз и часто Мануил покушался поймать Андроника и старался погубить его, но все его попытки оставались безуспешными. Долго странствовавший и много перенесший Андроник без труда отклонял от себя все удары и, легко избегая сетей, которые часто ему расставлялись и перед ним раскидывались, оставался неуловимым.

Во-вторых, чтобы вы уже не сомневались, вот вам параллельные эпизоды примирения наших героев с одним и тем же византийским императором Мануилом - с разницей в полтора десятилетия (Рено - 1159, Андроник - 1176).

© Иоанн Киннам, византийский историк XII в.

<После поражения> Тероз (Торос. – Э. Г.) и князь Ренальд (Рено де Шатильон. – Э.Г.) никак не осмеливались отправить к царю (Мануилу. – Э. Г.) послов, ибо знали за собой великие преступления[3], но послали просить некоторых его родственников, чтобы они склонили царя на милость. Когда же и родственники не достигли своей цели, Ренальд, отчаявшись во всем, обещал сдать царю антиохийский акрополь, если он забудет о злых его действиях. <…>  Когда же царь не принял его просьбы, он поступил следующим образом: снял с головы шлем, обнажил руки до самых локтей и, без обуви, с толпой монахов пройдя через весь город, предстал пред царя с веревкой на шее и с мечом в левой руке. На этот случай воздвигнут был блистательный престол. Ренальд стоял вдали от царской палатки, как бы не смея войти в нее; а сонм монахов немонашествующих, без сандалий и с непокрытыми головами, вошел к царю,— и все они, став на колена и проливая из очей слезы, простирали к нему руки. Царь сперва упорствовал, но наконец, быв упрошен, повелел войти князю. Когда он вошел в описанном нами виде, царь был тронут и простил ему оскорбление. При этом Ренальд клятвами утвердил как многое другое, чего хотелось царю, так и то <…>

© Никита Хониат, византийский историк XII XIII вв.

Так как самодержец Мануил не мог схватить Андроника, который постоянно ускользал от него <…>, то он стал стараться захватить <…> по крайней мере племянницу Феодору[4]. А достигши этой цели <…>, он спустя немного времени привлекает к себе и самого Андроника, которого, как приманка, притягивала Феодора. Увлекаемый страстной любовью к ней и немало также снедаемый пламенной привязанностью к детям, рожденным от Феодоры, Андроник, отправив к царю послов, просит прощения во всех своих дурных поступках и удостоверения того, что по своем прибытии не потерпит никакой неприятности. Царь согласился на то и другое без всякой коварной мысли, и через несколько времени Андроник является. Как человек ловкий и способный на все плутовские проделки, он надел себе на шею тяжелую железную цепь, которая опускалась до самых пят, и скрыл ее под одеждой, чтобы до времени не заметили ее ни царь, ни окружавшие престол его. Получив дозволение войти и представиться самодержцу, он, как только показался ему на глаза, тотчас же растянулся на полу во всю длину своего огромного роста, выставил напоказ цепь и, со слезами на глазах, пламенно и трогательно просил прощения во всем, чем оскорбил царя. Царь, изумленный этим зрелищем, прослезился сам и приказал поднять Андроника, но он уверял, что не встанет с пола, пока кто-нибудь из предстоящих по приказанию царя не протащит его за цепь по ступеням престола и не повергнет перед царским седалищем. Как просил Андроник, так и было сделано. А исполнил это дело Исаак Ангел, который впоследствии лишил Андроника власти,— событие, которому нельзя не удивляться и которое едва ли можно объяснить бессмысленным стечением обстоятельств или простым случаем. Вследствие этого Андроник был тогда принят блистательнейшим образом и удостоился великолепного угощения, какое прилично такому человеку, возвратившемуся после долговременного отсутствия. Потом его препроводили в Эней с тем, чтобы он, поселившись там на жительство, успокоился от долговременного странствования и отдохнул после многолетней бродячей жизни. И Мануил и Андроник знали, что пребывание в одном и том же месте снова приведет их к прежним столкновениям, потому что никогда не утихнет зависть и не успокоятся люди, у которых вся забота состоит в том, чтобы доносами заискивать милости у властителей и клеветами на других увеличивать свою собственную силу и достигать больших почестей.

После блистательного приема Андроник был сослан, а после смерти Мануила вернулся и ненадолго стал императором. 
Рено голову отрубил Салах ад-дин, собственноручно. Смерть Андроника была более долгой и более мучительной.





[1] Ката (Катерина) была замужем за Алексеем – сыном Анны Комнены и Никифора Вриения. 
[2] Конийский (Иконийский), Румский, или Сельджукский султанат – одно из государств сельджуков, возник в 1077 г., т. е. до Крестовых походов, на завоеванных у Византийской империи территориях. После вторжение монголов, к 1307 г. распался на ряд полунезависимых государств, одно из которых со временем превратилось в Османскую империю. 
[3] Торос II, освободившийся из константинопольского плена, нанес поражение византийскому правителю Киликии Андронику Комнину. Затем он вступил в соглашение с новым антиохийским князем Рено (который признал себя вассалом Византии, но не дождался обещанных денег) и побудил его совершить налет на византийский Кипр. (Андроник в это время в тюрьме). В 1158-1159 гг. Мануил совершает новый поход и Торос признает себя вассалом. Мануил идет на Антиохию и дальше. Рено пытается добыть средства разбоем и в 1160 попадает в плен – на 15 лет. 
[4] Все ту же, из Иерусалима, вдову иерусалимского короля Бодуэна III.


Комментировать здесь.


Если вы заметили опечатки или неработающие ссылки - сообщите, пожалуйста. Контакты на боковой панели.

Мои экскурсии представлены здесь и на сайте "Путешествуйте!"